АЛЕКСЕЙ ЯРОШЕВСКИЙ: ИГРАТЬ ПО-КРУПНОМУ

Главный английский комментатор Российской Премьер-Лиги Алексей Ярошевский о кризисе доверия в российском футболе,

работе со звездами АПЛ и обратной стороне спортивной журналистики.

Лучшая лига мира 

Важно понимать, что Англия абсолютно консервативная страна, которая максимально чтит свои традиции. В этом плане в глазах многих олдскульных любителей футбола как системы Английская Премьер-Лига — ее золотой стандарт. 

Но тут совпало огромное количество факторов. Сложно выделить какой-то один. Во-первых, конечно, качество игроков. Потому что даже при всей конкурентной борьбе в «Ла Лиге» или в «Серии А», при наличии таких звезд, как Месси в «Барселоне», Роналду в «Ювентусе», если посмотреть на состав любого клуба Англии, там как минимум будут либо сборники, которые на Евро зажигали либо игроки высочайшего класса. Это уже не «пинание мяча двадцатью белыми футболистами и двумя какими-нибудь странными легионерами». Это абсолютно мультикультурная, мультиэтническая, мультирасовая история. 

 

Во-вторых, Английская лига не просто так является самой популярной лигой в мире. Помимо футбола, огромную роль играет качество стадионов и всей футбольной инфраструктуры. В этом плане у них все очень отлажено: это крепость, аналогов которой нет в мире. 

 

В-третьих, мировая объективность — Английскую Премьер-Лигу смотрят больше остальных. Поэтому, наверное, она лучшая лига в мире. То есть одно с другим связано.

 

Помню, мы с коллегами брали интервью у президента и совладельца «Кристал Пэлас» Стива Пэриша, и он сказал: «Ребят, не может быть никаких аргументов по поводу того, какая лига лучшая в мире. Вы можете спорить по качеству футбола, где-то, действительно, может быть, одна или две более яркие звезды есть, но продажи премьер-лиги international-прав превышают в 10 раз…». То есть НХЛ, MLS, MLB, все что хочешь вместе — одна Английская Премьер-Лига перекрывает их в 10 раз по всему миру по покупкам. 

 

Я думаю, это лучше всего описывает ее масштаб. 

Matchday, Matchday!

Matchday у англичан не сильно оригинальный. Я веду кампанию о признании нашего околофутбольного и футбольного SMM и нашего Matchday как величайшего в мире.  И это не шутка, в Российской Премьер-лиге Matchday гораздо круче. Потому что такие акции, которые устраивают в России, например «Острые козырьки» у Ростова, SMM-набросы «Спартака», ЦСКА и так далее, — такого в Англии нет. Там все довольно консервативно: приходят люди, едят хот-доги, пьют пиво… Пьют пиво — важный момент. 

 

У них Matchday сделан более телевизионно. Потому что вся ТВ-индустрия вокруг Английской Премьер-Лиги просто фантастическая. И если ты готов заплатить за это деньги, ты узнаешь об английском футболе практически все.


Они приглашают в студию действительно лучших. Там что ни эксперт — то суперзвезда. Может быть, к Джейми Реднаппу неоднозначное отношение, тем не менее он играл за большие футбольные клубы. Или к условному Джермейну Дефо. Но Рио Фердинанд, Гари Линекер, Гари Невилл — это люди, которые подарили стране множество разных трофеев.  


И поскольку в Англии футбол возведен в ранг религии, все действительно ходят на стадион как в церковь, и мнение этих людей для них важно.

О медиасвободе и хайпе

Когда мы говорим про медийность футбола, мы в том числе подразумеваем,  что во многом поддержке этой медийности способствуют сами футболисты: то, как они ведут соцсети, какую сделали стрижку перед матчем, какие бренды носят, а с какими делают совместную коллаборацию. 

 

В России у футболистов больше медиасвободы, но меньше поводов ее выражать. 

 

Может быть, это связано с какой-то апатией на социальном уровне по отношению к футболистам. Может быть, с завистью. Ведь чуть ли не первые разговоры после вылета России с Евро были о том, что у Черчесова четвертая зарплата в рейтинге и что Россия получит 11 миллионов евро в качестве «бонуса за участие». А людям у нас не очень хочется смотреть на эту роскошь и великолепие. 

 

Есть, конечно, «гиганты» Instagram, тот же самый Дзюба. Что бы он ни сделал, это уже хайп. Ногами или руками, как говорится.


Однако в большинстве своем наши футболисты сторонятся такого хайпа. Они не спешат быть медийными в отличие от ребят с Запада.

 

Я  работал со Шмейхелем, с Коллимором, и они из штанов выпрыгивали, чтобы оставаться на плаву, потому что это продлевает их футбольную жизнь даже после окончания карьеры. У нас в этом плане ребята отстают, к сожалению. 

 

Но их можно понять. С одной стороны, у футболистов нет доверия к журналистам. С другой стороны, журналисты не находят никаких оригинальных способов пообщаться с футболистами и найти даже элементарный момент доверия. И в этом вина самих журналистов. 

 

Когда мы делали закрытый просмотр на Okko, почти все соглашались прийти, то есть проблем не было. Но моменты, когда человек не отвечает или действует очень аккуратно, даже настороженно, — случались. И я считаю, здесь должна проводиться огромная маркетинговая работа как со стороны Российской Премьер-лиги, так и со стороны клубов, а в идеале — конкретных футболистов. 

 

Надо прекратить запираться в свой замок из слоновой кости и думать, что футболисты — элита, к которой нельзя подойти.

О шагах на пути к счастливому медиа будущему

Все начинается с медиа. 

 

Например, футбольный клуб «Динамо» сейчас нанял очень грамотных людей вести клубный канал, и стадионные эфиры в том числе. Они потрясающе работают с медиа. ЦСКА не отстает — у них есть свои форматы. Шоу с куклами, например, которые многие не любят, однако это тоже попытка сделать альтернативный контент. Я знаю, какая там сложная работа происходит внутри, чтобы это все работало и функционировало. И это шаг в очень правильном направлении.

Меня дико коробит, когда я разговариваю даже не с футболистом, а с его агентом, и мне начинают выдвигать двадцать пять тысяч условий: «Что? Когда? Дайте посмотреть,…». Я говорю: «Слушайте, это просто интервью. Мы не собираемся из него душу вытягивать».

 

Для сравнения. У меня была история на неделе «Арсенала».


Все полыхает, подгорает, а нам нужно срочно сделать Instagram-эфир в Okko с «арсенальским» человеком. Сол Кэмпбелл спрашивает: «Сколько?». Я говорю: «Бесплатно». Он говорит: «Нет». В итоге пишу другу — большому болельщику «Арсенала»: «Слушай, помоги мне кого-нибудь из футболистов найти, мне нужно для эфира. Очень срочно!». Он мне через пять минут говорит: «Гаэль Клиши готов пообщаться. Сейчас он на тебя в Instagram подпишется».

 

Мы списываемся с Гаэлем Клиши, и он говорит: «Все, не вопрос, завтра с утра в 11 буду». 

 

И вот чем отзывчивее и охотнее бы футболисты шли на контакт, понимая, что их никто не оскорбит, не унизит, тем  быстрее это помогло бы российскому футболу выйти на качественно новый уровень, сделав его более интересным и захватывающим.

Понятно, что есть обратная сторона, ведь задача футбольного журналиста прежде всего — разбираться в причинах и проблемах. Но когда это становится машиной по производству негатива, где люди просто сидят и слюнями заливают экран на тему того, какое все говно, как все плохо, то какого результата мы будем ожидать? Что нашу лигу будут любить и смотреть? Вряд ли.

 

У нас происходит совершенно поразительное количество вещей, которые иногда не попадают под канву здравого смысла, но в данном случае речь идет не про качество футбола. Если Англия дико скучная в плане внефутбольной истории, потому что их местный контрольно-дисциплинарный комитет может оштрафовать за нелестные высказывания в соцсетях, то у нас скандальность лиги зашкаливает. 

Остон Урунов с Gucci, Кокорин с Мамаевым… Может быть, в каком-то смысле это нас выделяет. Но многих вещей, конечно, хотелось бы избежать.

Я, например, не считаю, что наш футбол уж такой плохой по качеству, каким его все малюют. В нем есть все: и моменты, и драмы, и камбэки, и великолепные голы, и пенальти, и сейвы — все что хочешь.

 

Да, может быть, не хватает скорости или какого-нибудь невероятного дриблинга. Хотя Денис Макаров, убегающий по тому, что нельзя было назвать даже газоном, в Казани и забивающий на последней секунде гол, — это великолепно. Такого даже в Англии часто не увидишь.

 

Просто у людей такое предубеждение, что российский футбол — это дно, мы не будем его смотреть ни в коем случае… А потом все равно включают и смотрят условный «Спартак» – «Зенит». И вот когда Российская Премьер-Лига найдет какую-то альтернативу всей этой прослойке хейта, тогда и футбол наш станет более привлекательным. Не знаю, станет ли он более смотрибельным, но привлекательным станет точно.

 

О хулиганской революции в освещении Английской Премьер-Лиги

Когда мы снимали первый и пока единственный сезон «Okkoло английского футбола» для Okko, мы двинули несколько хулиганских революций в то, как вообще Англия понимает и видит освещение футбола.

 

Мы были первопроходцами в мире съемки за воротами и устраивали с фанатами максимальную интеракцию.

 

В Английской Премьер-Лиге такого никогда не было, поэтому, когда все это увидели, сказали, мол, очень круто. А мы заняли позицию «лоубрейкеров», ведь у них категорически запрещено снимать с трибун не бродкастерам. 

 

Вторая наша идейная инновация была в послематчевых интервью. 

 

Ко мне подошла очень любезная девушка из Премьер-лиги и говорит: «Кого бы вы хотели из игроков на интервью?».

Я говорю: «Я хочу Натана Аке». 

Ко мне приглашают Натана, который только что отыграл 90 минут матча, и у него вены на ногах пульсируют до сих пор. Я ему говорю: «Натан, у меня один вопрос будет по матчу и один не по матчу». 


«Насколько важен этот гол для шансов сохранить прописку?» Он говорит: «Да, да, да, важный». И тут я спрашиваю: «Так, а теперь расскажи, какие самые классные места в Борнмунте, которые тебе нравятся. Куда ты ходишь здесь, пока ты живешь какое-то время?». Он оторопел и говорит: «Тут вообще все классно… Тут пляжи красивые!». И я вижу, как ему стало спокойно, ведь не надо сейчас говорить про тактические инновации тренера, про то, как они подходят к следующей игре. Настолько для него это было по-новому. 

 

Вообще, в Англии все медиадепартаменты клубов и хостбродкастеры за день-два до матча делают рассылку, кого из игроков они присылают на интервью. Это часть обязательной программы, поэтому футболист не может отказаться. Не знаю, насколько сейчас изменилась ситуация в связи с коронавирусом, но те же самые предматчевые и послематчевые интервью на безопасной дистанции существуют. 

 

Думаю, это хороший пример для российских медийных механизмов. Сделать такой формат на постоянной основе, как флеш-интервью, куда часто приходят и футболисты, и тренеры.

О тенденциях развития футбольных медиа

В своем конвенциональном общем понимании футбольное телевидение умирает. Уже сейчас все переходит в платную диджитал-среду, и это прекрасно, учитывая цены у нас в стране. В Англии, например, совершенно другие подписки и тарифы.

Вся романтика игры между трубами разных фабрик на полях уже исчезла. Сейчас, если вы хотите нормальный статусный футбол или выступления сборной, это должна быть мощная лига с хорошей финансовой подпиткой, в том числе и частной. Но когда люди отказываются платить за то, что они смотрят футбол по телевизору, какие здесь можно вести разговоры? Вы не хотите платить, а потом вы говорите, что у нас футбол говенный. И я просто не приемлю аргументов: «Ну не может человек позволить себе 300 рублей на футбол в месяц тратить». Я говорю: «Слушайте, я понимаю, что есть зарплаты 12 тысяч рублей в месяц. Но мне кажется, если ты любишь футбол, ты готов заплатить 300 рублей». 

 

Я рад, что Российская Премьер-Лига начала себя брендировать и продавать на Западе, что этот процесс наконец запустился. У нас есть ребята, которые действительно делают очень интересный медиапродукт в плане лайфстайла. Тот же самый Женя Савин, который показывает изнанку жизни футболистов. Мне, например, дико понравился эпизод с Альбертом Риерой, очень колоритная вся эта история в Сибири. 

 

Нобель Арустамян делает отличные вещи. Хотя у многих «Ростов-на-кону» вызвал неоднозначную реакцию, я считаю, что это большой продукт для российского медиарынка. Вот такого контента, конечно, не хватает. Это бы добавило и медийности футболистам, и, может быть, растопило бы лед неприязни между журналистами и футболистами. Потому что он есть, я вижу это и по реакциям футболистов, и по реакциям журналистов на то, что те их игнорируют.

О роли личного бренда на YouTube-канале
«Спик Изи»

Личный бренд — это критично важная история для любого журналиста и любого медийного персонажа. А мой YouTube-канал — это первый шаг к осознанию этой медийности. 

 

Я начал создавать бренд «Спик Изи» от безделья. То есть я сидел на карантине, и работать было невозможно, а когда ты в медиасреде, то Skype-включения из подвала — это полная фигня. Как-то утром я проснулся и думаю: «Дай-ка я сделаю то, что я делаю очень давно, и то, что я люблю».

Изначально не думал, что у этого будет больше 100 зрителей. Сейчас канал планомерно приближается к 80 000. Может быть, не самая высокая цифра за год, но тем не менее.

 

Самое главное, что контент действительно уникальный. Есть много учителей английского языка, которые примерно так же разбирают акценты, как и я, но не языки профессиональных отраслей. А еще в каждом выпуске я рассказываю историю о том, как эта профессия работает.

 

И люди попадаются классные. У меня был сленг барабанщиков, барменов и прочие истории… А сейчас я еду в Петербург, мы с чуваком поедем кататься на серфе на Финский залив, где будем обсуждать сленг серферов. Общение с людьми — это вообще, мне кажется, самая классная часть любой работы. Когда ты можешь смешать некий момент образования, добавить щепотку фана и приправить профессиональной лингвистикой. Ужимаешь все это в полчаса — и кайф!