ИРИНА ПОДШИБЯКИНА: НА РАВНЫХ

Защитница «Локомотива» и cборной России о своем пути, восприятии женского футбола и лучших моментах в карьере

Футбольное детство

В детстве у меня был выбор между рисованием и футболом. Мама очень хотела, чтобы я рисовала, а мне сидеть два часа за мольбертом было не так интересно, как выходить погонять мяч с пацанами во дворе. К тому же, потом присоединился брат: он начал смотреть со мной футбол и использовать меня как человека, которого можно обыгрывать. Затем я пошла в школу и выбрала, как потом оказалось, именно спортивную. И в классе во втором пришла женщина и говорит: «Кто пойдет в футбол играть?». Я говорю: «Давайте!». Нас все равно три девочки только было.

 

В общем, когда я поняла, что тренировки совпадают по времени с рисованием, сказала маме, что я пойду на футбол. 

 

Сейчас рисование — мое хобби. Могу взять и начать писать, когда разгрузиться хочется, но чтобы серьезно — уже вряд ли.

Воспоминания о «Локомотиве»

В детстве с братом я часто смотрела матчи «Локомотива» и сборной России. 

И вот однажды иду в школу, а на тот момент я уже немного знала игроков «Локомотива». И тут я иду-иду, оборачиваюсь и смотрю, стоит чья-то машина. Открывается дверь и выходит оттуда Билялетдинов. Все! Любовь! 

 

И я смотрю на него и думаю: «Подойти или не подойти?». Но постеснялась. Пошла в школу, а потом его в торговом центре встретила. Это, наверное, был единственный автограф, который я взяла в своей жизни. Именно у него.

 

Это был тот самый период, когда все влюблялись в «Локомотив» из-за Билялетдинова, Сычева... 

Сейчас понимаю, что у меня нет кумиров. Ни в мужском, ни в женском футболе. У меня есть те, кто мне близок по игре, кто нравится. Какое-то время я восхищалась игрой Франчески Кирби, которая в «Челси» играет. Когда мы были на «Сапсан Арене» и она играла против меня, я поняла, насколько у нас все-таки отличается мышление, техника. Я смотрела, что она делает, и понимала, что я бы даже не додумалась до такого. И она у меня еще больше в сердце засела.

О разнице зарубежного и российского женского футбола

У англичан и школа, и подход в плане футбола намного лучше. И именно этим, наверное, больше всего мы отличаемся. 

 

На британских стадионах собирается намного больше народа, нежели у нас. Когда мы приехали играть в Англию, то разница была колоссальная, потому что у нас тысяча человек или две, а у них — целый стадион. И это притом, что мы играли не в Ливерпуле, а под Ливерпулем. Когда выходишь на стадион, а вокруг тебя трибуны, где очень много народа — это удивительно, для нас это было какое-то новшество.

 

В Англии к женскому футболу относятся спокойно, то есть девочки не думают, что футбол — не женское дело, а идут и занимаются им. Из-за этого у них колоссальная конкуренция, много игроков, которые потом вырастают в классных профессионалов, потому что они в среде со школьного возраста. У нас осталось очень мало девочек, которые сейчас играют в футбол. Это даже не потому, что они не могли или не умели, а потому что понимали, что на женском футболе не заработать на жизнь. И отсеивались.

 

Думаю, вероятность того, что в ближайшие пять-десять лет российская футболистка сможет взять «Золотой мяч», крайне мала. Возможно, будет какая-то суперталантливая девушка, которая пробьется, уедет из России в достаточно юном возрасте и сможет покорить футбольную вершину там. Но если брать именно наши клубы и девочек лет двадцати, я думаю, что вряд ли. 

 

Даже несмотря на то, что сейчас женский футбол у нас понемногу развивается, тем не менее еще не настолько, чтобы у нас девчонки выросли в суперигроков международного уровня.

Об отношении к женскому футболу

Менталитет в России буквально говорит о том, что футбол — не женское дело. 

У меня были случаи, когда я шла в экипировке, люди подходили и спрашивали: «А вы чем занимаетесь?».

Я говорю: «Футболом». Они: «Да ладно! А у нас есть женский футбол? Вау!» 

 

Отношение к женскому футболу у нас в стране сомнительное: «Выиграли что-то девчонки? Ну, молодцы». Хотя и по «пляжке» у нас Евро выигрывали, и на мир отбирались, и все равно все говорили: «Ну... Ладно». 

 

 

Но, надо сказать, в регионах, из-за того, что город поменьше, даже больше людей ходят на женский футбол. Там считается нормой, что девчонки наравне с парнями рубятся в футбол. Потому что в регионах, где одна коробка на город, на село, и там все играют вместе, девчонки ничуть не уступают парням. 

 

Не знаю, когда его популяризируют в Москве и когда футбол вовсе будет обычным делом, но уже классно, что это становится нормальным. Потому что когда я росла, очень многие удивлялись: «Девчонка? Нет... Зачем? Можно она не будет играть?».

Конечно, хочется, чтобы и Instagram мужских команд поддерживал точно так же нас. Не знаю, будет ли это. Надеюсь, что да. Например, за рубежом есть практика, где девочки начинают тренироваться вместе с мужской сборной где-то до 15–16 лет. Некоторые даже остаются в команде, но это, скорее, единичные случаи. Это классный заход, если брать именно пользу женского футбола, но я думаю, это минус парням, потому что мы все-таки, физически послабее. И из-за этого мы будем их тянуть вниз.

 

Возможно, когда мы действительно добьемся результатов, если мы выйдем на мир и очень достойно выступим, тогда к нам изменится отношение, и люди начнут о нас говорить больше по телевидению, в Instagram том же самом. И тогда, может быть, будет еще больше людей заинтересовано в женском футболе. У нас классные девчонки, почему бы не рассказывать о них побольше? 

Роль медиа в женском футболе

В мужском футболе к этому относятся серьезнее, а нам, девочкам, нравится фотографироваться, нравится что-то писать, именно поэтому женский футбол точно мог бы отлично продвигаться через социальные сети. 

 

У нас есть Надя Карпова, у нее очень крутой стиль, и это притягивает людей, которые начинают за ней следить в социальных сетях. Ксюша Коваленко — то же самое. Очень красивая девушка, которая представляет женский футбол. Есть в команде Яна Шеина, у нее тоже достаточно подписчиков, как мне кажется. Кроме того, сейчас развивают Надю Смирнову из ЦСКА. 

 

Лично мне интересно приходить на «Матч Premier» и рассказывать что-то, что поменяет отношение людей к этому виду спорта. Как бы это ни звучало, если хотя бы один человек подписывается на меня — это уже маленькая победа, потому что, возможно, у него есть ребенок, а этот ребенок, возможно, захочет играть в женский футбол, и это классно. 

 

Благодаря медиа все постепенно меняют свое отношение и понимают, что женский футбол — это не парни с короткими стрижками, которые бегают и играют чуточку скучнее. 

 

Мне ни разу болельщики не писали что-то неприятное. Возможно, идет обсуждение, но мы к этому тоже готовы. Мы понимаем, что выступаем для зрителей и кому-то может что-то не понравиться, реагируем спокойно. Максимум, кто нам может все высказать — это тренер. Но даже в этой ситуации я стараюсь себя прорабатывать, потому что понимаю, что когда очень много через себя пропускаю, страдаю в первую очередь я, моя игра и неуверенность. Сейчас у меня есть много свободного времени, чтобы почитать литературу, понять себя. И, наверное, я уже больше готова к критике.

Про травму и ментальное здоровье

Я приехала после отпуска в «Звезду» и сразу стала тренироваться. Предыдущий сезон закончился лично для меня не очень удачно — мои индивидуальные ошибки приводили к пропущенным голам, и психологически все давило. 

 

По возвращении чувствую, что стала более уверенной в себе, набралась сил, тренируюсь. И тут — товарищеский матч. Было небольшое предчувствие, что боль в области ахилла даст о себе знать, и я не очень хотела играть, потому что тело говорило: «Ира, остановись, не надо». Но у нас было мало игроков, и я понимала, что на мою позицию некого поставить, мне надо оставаться на поле. Я выхожу и через 20 минут получаю травму.

 

Поначалу было тяжеловато, но я поставила себе задачу, цель, что должна пройти через эту травму на позитиве для того, чтобы не загнать себя в еще большее уныние. Поэтому настрой был только позитивный. Что я через все пройду, это сделает меня сильнее, а как только вернусь — стану лучшей.

Когда начинала думать о плохом, тормозила: «Стоп! Стоп! Нет, мы договорились,  что будем думать позитивно. Никому негатив сейчас не нужен».

 

Вообще, считаю, что именно в женском футболе здорово было бы иметь в каждой команде психолога. Потому что девочки намного больше переживают, намного больше думают, анализируют. Конечно, тренер пытается вытащить из нас проблемы, пытается настроить на правильный лад, но если был психолог, было бы намного проще.

Идеальный тренер

Каждый тренер дал мне что-то важное. 

Могу сказать сейчас, кому я больше всего симпатизирую в рамках мирового футбола. Очень нравится Юрген Клопп, то, как он настраивает парней, как он ведет себя во время матчей. Но я не знаю, какой он во время тренировок. 

 

Очень люблю Елену Александровну Фомину. Я пришла в «Локомотив» именно потому, что хотела поработать с ней. Мне понравился тренировочный процесс, понравилось отношение, профессионализм. Здесь я именно за этим! 

 

До этого в «Звезде» у нас была Елена Суслова, она мне тоже очень много дала, благодаря ей я и в сборную поехала.

 

И мой самый первый тренер. У меня были с ней достаточно сложные отношения, меня даже выгоняли с тренировок. Конечно, с возрастом я уже понимаю, что, наверное, она хотела как лучше, этим она закалила меня, и сейчас я та, кем являюсь, тоже благодаря ей.

Кроме того, думаю, что было бы хорошо, если бы мужчины приходили в женский футбол как тренеры. У них на данный момент намного больше опыта, потому что топовых тренеров сейчас по пальцам пересчитать. 

 

Возможно, тогда люди на это будут по-другому смотреть. Те, которые вне женского футбола, скажут: «Так, у них хороший тренер пришел. Почему? Почему он пошел, почему он выбрал эту команду?». И, наверное, это будет интересно. И для нас это тоже будет большой толчок, потому что у мужчин все равно подход другой. Женщины нас понимают, чувствуют, мужчины – не всегда.

 

Мы играли против ЦСКА, когда только пришел Григорян, у меня лично с ним ситуация была. Я борюсь на бровке с девочкой, она меня подталкивает, я падаю, типа, фол. Я просто поднимаю голову, и на меня в упор смотрит Григорян. Он смотрел на меня таким взглядом, что хотелось сквозь землю провалиться. 

 

Не представляю, как девчонкам с ним было тренироваться. Но они у нас тогда выиграли, 2:0. И, я думаю, такие тренеры нам очень нужны. Кого ни спроси сейчас из ЦСКА — все благодарны, что Григорян их тренировал.

 

Мне нравятся итальянский и английский чемпионаты. 

 

У меня есть знакомая, она вратарь в «Ювентусе», поэтому я иногда слежу за ними. Мне близко, как они играют, их характер. Даже если взять сейчас мужскую сборную Италии, их эмоции — это очень круто. И я думаю, что у женского футбола примерно то же самое, поэтому мне интересно.

 

Часто в сравнение приводят американский футбол. Там изначально все было построено очень грамотно. Они зашли с медийной точки зрения и поняли, что на девушках-футболистах можно делать деньги. Если посмотреть, у них очень много спонсоров и девочек, которые хотят играть в футбол, потому что они видят его по телевизору, они его видят в интернете, а в каждом университете есть женская команда. Мы пока не можем таким похвастаться.

 

Из-за этого у них с юного возраста начинаются отборы, и там настолько высокая конкуренция, что если сломаешься, то на твое место уже готово четыре такие же девочки. Поэтому до финала доходят сильнейшие, и в итоге они выдают такой результат. Они выигрывают олимпиады, они на чемпионате мира, а потом их разбирают и усиляют ими лучшие команды в Европе.

«Там скорости другие, это смотреть не очень интересно»

Скорость в женском футболе ниже из-за физиологии, а не из-за каких-то других причин. 

Понятное дело, что мужчина, скорее всего, будет сильнее. Даже когда мы играем взрослой командой против пацанов, то они нас обгоняют. Не все, не всегда, но обгоняют. Мы можем быть тактически, физически сильнее, но один заброс, он убежал — и все. Мы стараемся, мы для этого тренируемся, мы ходим в зал, но это почти невозможно, и с этим надо смириться.

 

Однако женский футбол по-своему привлекателен. У нас есть очень классные комбинации и индивидуально обученные игроки: кто-то сделает сольный проход, даст офигенную передачу, кто-то забьет очень крутой гол. В этом есть красота, она вся складывается из каких-то мелочей. 

 

 

Порой смешно, когда люди удивляются, что мы можем на 30 метров спокойно сделать передачу верхом. 

 

Красота в нас, в каких-то действиях индивидуальных и командных. Не надо изначально относиться скептически, важно посмотреть, распробовать и дальше уже делать выводы. Многие же приходят и сразу: «О! Девочки! Они ничего не могут». Но иногда мужской футбол тоже невозможно смотреть.

В женском футболе у нас есть единицы, кто очень любит обыгрывать, но таких немного. В основном все пытаются играть в комбинационный футбол, забегания и так далее.

 

Я, наверное, не так уверена в себе, как Серхио Рамос, поэтому лучше отдам передачу. Или тот же Марсело Виейра — тоже защитник, но как он крутит всех на бровке, это красота. Жаль, я не Марсело, жаль, я не Рамос. Но я та, кто я есть.

 

Мой лучший футбольный момент (наверное, потому что он стал относительно переломным) — это переход в «Звезду» и когда мы поехали на матч Лиги чемпионов против «Монпелье». Почему-то до сих пор вспоминаю раздевалку после выигрыша, победа была очень непредсказуемая, мы выходили бороться и понимали, что будет очень сложно. И тут — автогол, и 1:0, уезжаем домой. 

 

Это было очень круто, потому что там были именитые игроки, против которых было очень сложно играть. Но матч выдался лично для меня невероятно крутой.