НИКИТА ПОПОВ – 13.np

«Еще столько всего не сделано, что уж говорить о какой-то эстетической составляющей…» – фотограф Никита Попов о работе в «Рубине», эстетике кадра и будущем спортивных фотографов в России

13.np

Снимать футбол – моя сильная сторона, а главное,  снимать его в том формате, который я нашел для себя. Остальное нравится мне меньше, даже хоккей, который я люблю. По объективным причинам это менее фотогеничный спорт: одинаковые площадки, тело больше закрыто защитой, видно меньше эмоций и так далее. Хоккейные клубные фотографы снимают много лет подряд, их терпение удивляет, потому что картинка на 99% одинаковая.

В футболе нет с этим проблем, у тебя как у фотографа есть разные стадионы, разная погода. У нас в России только один стадион, где все время лето, – «Газпром Арена», а на других – снег, дождь, они большие, маленькие, так что на разнообразие в этом плане грех жаловаться.

Спортивная фотография в России

Выделить с точки зрения искусства фотографии я могу «Краснодар» и ЦСКА, Андрея Шрамко и Дениса Тырина. Это два самых сильных, на мой взгляд, в России клубных фотографа, сочетающих в себе нужные качества. У Дениса есть репортажная школа, Андрей снимает очень красиво. Но, самое главное, они болельщики своих команд в хорошем смысле. Это некая химия, это тоже помогает.

 

Футбол становится все более маргинальным, закрытым, он теряет популярность. Ему нужно перестроиться в целом, быть более ориентированным на публику, клубам – стать более открытыми.  

 

В плане фото нужно находить талантливых ребят, и лучше всего  момент, когда им 16–17 лет, когда они начинают заниматься фотографией и зарабатывать первые деньги. Они есть, просто им не дают шансов, и они уходят в какие-то другие сферы, где намного больше свободы.

 

Сейчас есть Instagram, ты можешь пойти снимать друзей, загрузить это себе на страницу, потом показать миру, отправить в какой-то модный журнал, и тебя уже возьмут. Сейчас есть куча всяких компаний, продакшенов. 

Но ведь у нас есть юношеская футбольная лига, пусть она объявит творческий конкурс, например на монтажера, на фотографа. Таким образом, подростки, которые только школу оканчивают, начинают фотографировать, смогли бы попасть в спортивную среду, например в футбол. 

 

Но в целом у каждого фотографа своя история, свой контекст, нужно разбираться в каждом отдельном случае. Где-то специалист, может быть, хороший, но он работает восемь лет на одном месте, уже весь замылен и не может быть эффективным в творческой профессии.

 

Наш футбол к тому же немного закостенелый и в этом плане. Например, нужно быть сотрудником какого-то СМИ, чтобы аккредитоваться на матч. Я уж не говорю про контекст последних двух лет, про COVID, где вообще почти никого  из фотографов и операторов не аккредитуют на матчи

 

Я как-то ездил на пару недель в Испанию, общался там с фотографами на разных стадионах. Должен сказать, что там все намного вперед ушло... Я пробовал несколько лет назад быть персональным фотографом, ездить по России, снимать игрока, продавать ему фотографии договариваться, что я езжу к нему на матчи. У меня в принципе это не получилось! Пара человек только мне помогли с билетами, с логистикой.

 

А в Испании многие ребята так делают. Например, из Бразилии приехал друг Марсело, ездит по всей Испании, снимает всех бразильцев, у всех в Instagram красивые фотографии.  Я находил потом этих фотографов, смотрел, какой там в целом средний уровень фотографий. Они все у нас были бы ТОПами, да и вообще они сильно впереди по среде, по кадрам. Об этом можно судить по отношению к делу.

 

Я, например, люблю приходить заранее,  часа за два. Но я пришел за 2,5 часа – а там уже 20 человек. У нас за 2,5 часа – я не знаю, что будет, наверно, скажут: «Еще закрыто». В АПЛ, я думаю, еще строже, еще круче.

 

Работа в Рубине

Коллектив замечательный в плане футболистов, в плане тренерского состава, в плане медиа. Довольно компактная команда, все максимально правильно и гармонично устроено в плане иерархии и кадров. Многим командам стоит взять с них пример.

 

В отношении к прессе важно учитывать много факторов, футбольных и нефутбольных, медийных и немедийных. В целом у нас закрытый мир, потому что  люди боятся осуждения. Какие-то две крайности всегда: либо тебя любят, либо тебя ненавидят. Даже если удачно складывается карьера, футболисты закрываются. У них появляются PR-агенты, которые работают не на то, чтобы показать и сделать, а наоборот, чтобы ничего не было. Неважно, даже и хорошего пусть не будет, главное, чтобы тишина была. Это первый момент, своеобразная внутренняя ментальность.

 

Что касается фотосессий и прочего, немаловажно, , кто это будет снимать. Если какого-то футболиста, того же Бензема, фотографируют, наверняка это его друг. Актера Тома Харди, например, часто снимает Грег Уильямс, о его друг. Он сильный фотограф, они друг друга понимают, и это позволяет Харди не замечать камеру. В России таких союзов мало, у меня есть буквально пара знакомых ребят, кого снимал чуть плотнее, больше. Но чтобы стабильно вести Instagram, этого не хватит.

За рубежом если ты известный игрок и ведешь Instagram, то получаешь рекламные контракты и в результате получаешь выгоду. Какая-то понятная схема, для чего это, зачем это, если не для личного.

 

У нас, в России, это не совсем работает, к тому же у футболистов спорная репутация, к сожалению. Вся эта ситуация приводит к тому, люди не знают имен наших спортсменов. Подойди, спроси на улице, у прохожих в парке: «Каких футболистов вы знаете?» Список этих фамилий будет очень коротким.

 

Когда футболисты тренируются на поле или играют, каждый находится в своем мире и каждый занимается своим делом.  Они не думают о том, как они выглядят, потому что у них есть свое основное дело.

 

Такое и в любительском футболе, когда люди чем-то увлечены, занимаются своим делом. Чтобы кто-то прибегал на тренировке: «Сфоткай меня» – такое сложно вспомнить. Может быть, они секунду могут посмотреть в камеру более выразительно. Но когда мы просто люди и между нами личные отношения, конечно, могут попросить: «Сфотографируй меня, пожалуйста. Можешь личное время для этого выделить?»

 

В подтрибунное помещение пускают сейчас везде, в том числе в раздевалки. Около раздевалок всегда можно увидеть что-то интересное, скрытое. Кстати, не так много людей снимают в раздевалке, перед игрой, даже в Европе.

А вот когда позируют, я, наоборот, не люблю. Я люблю, когда человек занят своим делом, своим ремеслом, я за ним наблюдаю.

 

На любой съемке,  хоть на обычной тренировке в недельном цикле, можно почувствовать драйв, кураж... Поэтому я не делю съемки на что-то важное и неважное, что где-то не может быть драйва априори.

 

Когда идет рабочий цикл – двухнедельный, трехнедельный – я стараюсь каждый день выкладываться. Спустя какое-то время неважно, что это был за матч – «Реал», «Барселона» или просто тренировка перед матчем с «Химками». Если это хороший кадр, он сохранится, и на него будет интересно посмотреть спустя время.